Произведения для органа

Произведения для органа
Увеличить картинку

Цена: 300p.

Антонио де Кабесон (1510-1566). Произведения для органа

Альбом: 1 пласт.
Запись: г.
Тип записи: стерео
Оборотов в мин.: 33
Состояние (диск/конверт): очень хорошее / очень хорошее
Производство: Россия
Фирма: Мелодия

АНТОНИО де КАБЕСОН (1510-1566)
ПРОИЗВЕДЕНИЯ ДЛЯ ОРГАНА

1 сторона
ВЕРСО И КИРИЕ
ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ «ПЕСНИ КАБАЛЬЕРО»
ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ МИЛАНСКОЙ ГАЛЬЯРДЫ
ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ ИТАЛЬЯНСКОЙ ПАВАНЫ
ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ ПЕСНИ «ОТКУДА ОН?»
ТЬЕНТО VIII

2 сторона
ФОБУРДОН
ТЬЕНТО III
ТЬЕНТО V
ТЬЕНТО VII
ТЬЕНТО X
ТЬЕНТО IX

ПАУЛИНООРТИС деХОКАНО, орган

В испанской музыке эпохи Возрождения, рядом с великими мастерами культовой хоровой полифонии Моралесом, Герреро и Викторией и прославленными композиторами-виуэлистами Миланом, Мударрой, Вальдер-рабано, Фуэнльяной, стоит Феликс Антонио де Кабесон (Felix Antonio de Cabezon). Крупнейший композитор и органист, Кабесон не только обогатил испанскую музыку замечательными произведениями, не утратившими своего художественного значения и воз действия до наших дней, но явился подлинным создателем и признанным главой национальной органной школы, достигшей в его творчестве высшего расцвета и оказавшей влияние на современных Кабесону композиторов других стран. Выдающийся педагог, Кабесон воспитал многочисленных учеников, продолживших исполнительские принципы его школы. Среди них в первую очередь должны быть названы его сыновья Эрнандо и Грегорио, талантливые органисты второй половины XVI века.
Биография Кабесона известна нам из предисловия, которое его сын Эрнандо предпослал сочинениям своего отца, изданным им в Мадриде в 1578 году. Кабесон родился 30 марта 1510 года на севере Испании, в маленьком городке Кастильо де Матахудиос, близ Бургоса. В раннем детстве он ослеп, но «эта утрата одного из чувств обострила в нем другие, развив до чрезвычайной степени тонкость его слуха», — писал впоследствии сын композитора. С детства всецело посвятив себя музыке, Кабесон достиг в пей таких успехов, что в 18-летнем возрасте получил звание «музыканта королевской камераты и капеллы» в Мадриде и всю свою последующую жизнь (он скончался в Мадриде 26 марта 1566 года) провел на придворной службе—сначала при Карле I, а с 1539 года при инфанте и затем короле Филиппе II. Сопровождая Филиппа II в его частых поездках, Кабесон побывал в Италии, Германии, Фландрии, а также в Англии. Существует мнение, что виртуозная импровизация Кабесона на клавикордах, которую он демонстрировал в Лондоне, произвела сильное впечатление на английских музыкантов и послужила толчком для расцвета в Англии искусства игры на вёрджинеле и появления обширной музыкальной литературы для этого инструмента.
«Антонио де Кабесон был всеми любим за его добродетели, — писал Эрнандо де Кабесон.— Он никогда не кичился тем, что знал и умел, не относился свысока к тем, кто знал и умел меньше его, но, напротив, хвалил и поощрял в их сочинениях то хорошее, что в них имелось, и никогда не переставал делиться своими знаниями со всеми, кто приходил к нему за советом и наставлением. Не было такого безумца, который отрицал бы его гений, признанный не только в Испании, но и в тех странах, где он побывал…».
Обязанности придворного музыканта, занятия с учениками, путешествия не дали возможности Кабесону записать большую часть своих сочинений. Он писал музыку для клавикордов, арфы, виуэлы, но более всего для органа. Именно органные произведения, в первую очередь, принесли композитору славу при жизни и определили непреходящее значение его творчества в истории испанской музыки.
Органная музыка в Испании в эпоху Кабесона была той инструментальной сферой, которая находилась на грани церковного и светского искусства. С одной стороны, ей в целом были чужды суровый аскетизм, мистическая отрешенность и экзальтированный пафос, которые мы находим у испанских композиторов-полифонистов, работавших в сфере церковной хоровой музыки, и прежде всего у величайшего из них — Виктории. С другой стороны, бури и треволнения реальной жизни, радости и горести повседневного бытия, столь широко отраженные в светской вокальной, а также в значительной мере виуэлыюй испанской музыке XVI века, в гораздо меньшей степени затрагивали органную музыку. Сам Кабесон, придворный камер-музыкант самого религиозно-фанатичного из всех испанских монархов — Филиппа II, писал для органа преимущественно транскрипции католических гимнов, месс, духовных мотетов, а его вариации на темы литургических напевов и органные псалмодии, по словам Фелипе Педреля, исполнены «нежной любви, ищущей прибежища у бога». Однако Кабесону не было чуждо и светское начало в искусстве. Не только в сочинениях для клавикордов, арфы, виуэлы — инструментов «светских» по самой своей природе, но и в ряде органных произведений Кабесон обращался к танцевальным жанрам (павана, гальярда), к вариациям на темы популярных песен, как авторских, так и народных, украшал строгие грегорианские мелодии пышной орнаментикой, идущей также от светской музыки. Органные пьесы, записанные на настоящей пластинке, взяты из сборника «Obras de mu-sica para tecla, arpa у vmuela de Antonio de Cabezon», изданного, как упоминалось выше, сыном композитора. Сочинения, вошедшие в этот сборник, были созданы Кабесоном для учеников «с целью развития их творческой фантазии и исполнительской техники» и расположены по степени возрастающей трудности. Однако это никоим образом не «упражнения в контрапункте» и не «этюды для развития беглости пальцев». Дидактические цели, которые преследовал композитор в этих пьесах, пи в малейшей степени не мешают восприятию их как полноценных художественных произведений, отмеченных глубоким содержанием, законченностью формы и вдохновенным полетом фантазии.
К собственно культовым сочинениям среди записанных относятся только «Версо и Кирие» и «Фобурдон», представляющие собой органные обработки вокальных мелодий, взятых из католического, богослужения. Версо (исп. Verso — буквально «стих») не является, в строгом смысле слова, самостоятельной музыкальной формой; это любая часть вокального церковного сочинения, включающая полностью какую-либо фразу текста католической службы и обладающая относительной структурной законченностью. Перу Кабесона принадлежат 7 версос на различные темы. На пластинке воспроизведен один из них, объединенный, ввиду его лаконичности, с Кирие — также органной транскрипцией традиционного раздела мессы. Несмотря на небольшую протяженность пьесы, обе ее части богато орнаментированы, особенно четырехголосная тема Кирие гимнического характера. Фобурдон, в том виде, в каком его культивировали испанские органисты XVI века, представляет собой cantus firmns, последовательно разрабатываемый сначала в верхнем голосе (типле), затем в басовом и наконец в средних голосах. На пластинке записан один из 8 фобур-донов Кабесона, дошедших до нас.
Вариации и тьентос составляют наиболее ценную в художественном отношении часть органного наследия Кабесона. Крупнейший мастер инструментальных вариаций (так называемых «диференсиас»), значительно развивший вариационную технику своих старших современников — композиторов-виуэлистов Милана, Нарваэса, Вальдеррабано, Кабесон создал в этом жанре ряд выдающихся произведений, явившихся первыми самостоятельными образцами светской органной литературы. Всего известно 9 пьес в форме вариаций, написанных Кабесоном, из которых составители отобрали для настоящей пластинки четыре. Форма каждой из них весьма индивидуальна. Так, в «Песне кабальеро» (кастильская народная песня, неоднократно использованная испанскими композиторами) Кабесон развивает тему в четырех вариациях, проводя их в четырех разных голосах—последовательно от самого верхнего до самого нижнего. В миланской гальярде за экспозицией темы танца, состоящей из двух разделов, следуют две вариации на первый и две вариации на второй раздел темы, после чего тема повторяется полностью в первоначальном виде. Пять вариаций на итальянскую павану построены как единая мелодическая волна, создающая впечатление свободной импровизации. Наконец, в вариациях на тему песни «Откуда он?» франко-фламандского композитора Томаса Крекий-она Кабесон прибегает к неожиданному и эффектному приему, излагая тему одновременно с ее глосой (разработкой).
Тьентос, судя по тому, что они занимают в количественном отношении первое место в наследии Кабесона, были излюбленным жан ром композитора. В то же время, как справедливо говорит испанский музыковед Ро-берто Пла, «тьентос являются теми созданиями Кабесона, в которых его гений нашел наиболее полное выражение». Действительно, будучи весьма свободной но форме инструментальной пьесой имитационно-полифонического склада, напоминающей своим строением ричеркар, тьенто предоставлял композитору широкие возможности как для контрапунктической изобретательности, так и для свободного проявления творческой фантазии. Записанные на пластинке шесть тьентос раскрывают лучшие стороны дарования Кабесона. Музыка тьентос отмечена характерной для испанского классического искусства экспрессивной сдержанностью, сосредоточенностью, даже известной суровостью стиля при общей певучести, мелодической насыщенности языка и удивительной для того времени гармонической смелости в сочетании с интересными ритмическими находками (в частности, в тьентос Кабесон впервые ввел в практику инструментальной музыки триоли и квинтоли). Совершенством музыкального письма Кабесон во многом опередил своих современников, а в искус стве мотивно-фигурационной техники он предвосхитил достижения английских вёрджинелистов.
С целью возможно большего приближения звучания произведений Кабесона к стилю и атмосфере его эпохи, они записаны на старинных органах работы испанских мастеров: на органе церкви местечка Коварру-биас, в Кастилии, установленном в XVII веке (первая сторона пластинки), и на церковном органе городка Дарока, в Арагоне, построенном в начале XV века (вторая сторона пластинки).
Исполнитель — Паулино Ортис де Хокано (Paulino Ortiz de Jocano)—органист и капельмейстер монастыря Эскориала.
П. ПИЧУГИН
ЗАПИСЬ ПРОИЗВЕДЕНА ФИРМОЙ «ИСПАВОКС» (ИСПАНИЯ)


Добавить в корзину: