Знак Блюза

Цена: 600p.

ЗНАК БЛЮЗА. Московский джаз-ансамбль «Каданс» под управлением Германа Лукьянова

Альбом: 1 пластинка
Запись: 1988 г.
Тип записи: стерео
Оборотов в мин.: 33
Состояние (диск/конверт): очень хорошее / хорошее 
Производство: Россия
Фирма: Мелодия

Сторона 1
Послесловие к опере Ж. Бизе «Кармен» (Г. Лукьянов) — 7.26
Три блюзовых портрета, сюита
Часть 1. Майлс Дейвис — 3.02
Часть 2. Джон Колтрейн — 5.03
Часть 3. Диззи Гиллеспи—4.29
(Г. Лукьянов)

Сторона 2
Композиция на белорусскую народную тему «Не гоните девушку со двора» (Г. Лукьянов) — 5.35
Любимый мой (Дж. Гершвин, аранжировка Г. Лукьянова) — 7.14
Милая Джорджия Браун (М. Пинкард, аранжировка Г. Лукьянова) — 5.11

Г. Лукьянов, флюгельгорн, труба, фортепиано
В. Ахметгареев, тромбон, труба, перкуссия
С. Григорьев, тенор-саксофон
В. Киселев, альт-саксофон, кларнет
А. Боднарчук, гитара
Б. Картавицкий, контрабас
В. Авалиани, ударные, перкуссия

«Знак блюза» — четвертая пластинка московского камерного джаз-ансамбля «Каданс», знаменующая десятилетие творческой деятельности коллектива. Любители джаза знают «Каданс» как содружество музыкантов самого высокого класса (каковы бы ни были изменения в составе ансамбля) и, что очень важно, как очень зрелое и самобытное явление в нашем джазовом мире. Ансамбль на протяжении всех этих лет следовал своим путем, не стремясь повторять виражи быстро меняющейся музыкальной моды. Подобной творческой цельностью «Каданс» обязан своему руководителю — композитору, аранжировщику и мультиинструменталисту Герману Лукьянову.
Символично, что Лукьянов назвал эту пластинку «Знак блюза». Тем самым подчеркнута связь глубоко современной музыки композитора с корнями джаза. Однако блюз для Германа Лукьянова отнюдь не архаика, не ностальгия, а способ мышления, формула, о которой не вправе забывать ни один джазмен.
Первую сторону пластинки составляют четыре композиции Лукьянова, представляющие, по мнению автора, возможности современного преломления блюза. Первая из них—«Послесловие к опере Ж. Визе «Кармен» — необычна во многих отношениях. Прежде всего потому, что попытки джазовой трансформации классики — дело весьма рискованное. История джаза знает лишь немного удачных экспериментов подобного рода. Основой композиции являются две темы: марш тореадора и тема роковой страсти Кармен. Первая звучит в проведении флюгельгорна, вторая — тенор-саксофона. Однако куда исчез эмоциональный накал, присущий этим знаменитым мелодиям? В композиции Лукьянова они звучат мягко, даже несколько отрешенно, а затем накладываются друг на друга. И это не единственная неожиданность: в импровизациях солистов (С. Григорьев— тенор-саксофон, Г. Лукьянов—флюгельгорн) отчетливо ощутим блюзовый колорит. Кроме того, сразу видны два разных творческих почерка: соло Григорьева — сама теплота и лиризм, тогда как Лукьянов играет в свойственной ему конструктивной, сдержанной манере. Его импровизация — это неторопливый отбор изысканных музыкальных фраз, цитирование фрагментов обеих тем композиции, служащее одновременно и напоминанием об исходном материале, и отправной точкой для новых мелодических построений.
Далее следует сюита «Три блюзовых портрета». Впрочем, связь этих трех пьес с блюзом далеко не прямолинейная. Мы имеем здесь дело с различными по настроению композициями, словно демонстрирующими всевозможные варианты усложнения блюзовой формы.
Герман Лукьянов посвятил первую часть сюиты Майлсу Дейвису — музыканту, оказавшему не него в 50-е годы немалое влияние. Тем не менее эта пьеса лишена иллюстративности, в ней нет даже намека на созерцательность, самоуглубленность дэйвисовской музыки. Напротив, она полна динамизма, импровизации солистов (А. Боднарчук— гитара, Г. Лукьянов—флюгельгорн) отличаются яркой экспрессивностью. Великолепно показывает здесь свою манеру игры и молодой барабанщик Вано Авалиани — его соло запоминается благодаря* интересно выстроенной музыкальной драматургии.
Вторая часть сюиты — портрет Джона Колтрейна, искусство которого осталось в истории джаза не только как пример ошеломляющего технического совершенства, но и как образец высокой духовности. Эта пьеса близка колтрейновской образности: сосредоточенное погружение в глубины блюза, стремление заинтриговать слушателя неожиданностью, изобретательностью фразировки. Таково и яркое, эмоциональное соло тромбониста В. Ахметгареева, и прозрачное соло Лукьянова, играющего на фортепиано.
Наконец, третья часть сюиты — искрящаяся юмором самба. Неудивительно, ведь эта музыка рисует образ веселого и эксцентричного Диззи Гиллеспи. Кстати, именно благодаря ему в конце 40-х годов в джазе возникла мода на латиноамериканские ритмы! Однако штампов бибопа вы здесь не найдете. Уже сама тема пьесы, построенная как повторение двух коротких фраз, звучит очень по-лукьяновски, с несомненным русским колоритом. Изощренная ритмическая узорчатость появляется в брейках альт-саксофона и тромбона. Между этими двумя соло — напористая, интересно выстроенная импровизация молодого контрабасиста Бориса Картавицкого.
Вторую сторону пластинки открывает композиция Г. Лукьянова, в основе которой — белорусская народная песня «Не гоните девушку со двора». Сначала тема проходит как бы в своем изначальном, фольклорном варианте. Следующее проведение — возвращение в современность, к ритмам джаз-рока, что в данном случае очень оправданно, ибо эта песня и в оригинале исполняется на 10/4. Чрезвычайно удачны в этой пьесе импровизации солистов: Германа Лукьянова, которого, как известно, наша джазовая критика считает лучшим трубачом советского джаза, и Станислава Григорьева — опытнейшего музыканта, тонкого стилиста, чье мастерство заслуживает самой высокой оценки.
«Любимый мой» — одна из популярнейших песен Джоржа Гершвина, записанная на пластинки многими мастерами джаза, как вокалистами, так и инструменталистами. Пожалуй, трудно представить себе принципиально новую версию этой темы. Однако Лукьянов принадлежит к числу немногих аранжировщиков, способных предложить совершенно неожиданную интерпретацию того или иного джазового стандарта. Так случилось и на сей раз: на основе темы появилась, по существу, целая сюита, внутри которой постоянно происходит смена фактур и настроений. Задумчивая полифония вступления (саксофоны, тромбон) сменяется темой, где происходит скачок от холодноватой прозрачности к ликующему оркестровому тутти. Затем — возвращение к пастели (соло фортепиано), но вот — совершенно иной образ, резко очерченный, предельно эмоциональный. Его создает своей блестящей игрой альт-саксофонист Валерий Киселев. Еще один поворот — каденция альт-саксофона, в которой музыкант демонстрирует очень редко применяемый саксофонистами прием — расщепление звука за счет использования обертонов. Финал композиции снова погружает в лирическое настроение, как бы замыкая весь этот круг образов. Произведение могло бы показаться фрагментарным, если бы не мастерство, с которым Лукьянов выстроил целое из весьма несхожих, даже противоречащих друг другу эпизодов. Парадоксальность мышления аранжировщика, помноженная на совершенное владение законами музыкальной драматургии, привела к поистине поразительному результату.
Пластинка завершается композицией «Милая Джорджия Браун». Аранжировка этой темы написана для виртуозов, в ней немало сложных партий. Тем не менее представители трех поколений наших джазменов (а именно таков на этой пластинке состав «Каданса») играют удивительно раскованно и увлеченно. Наиболее интересен здесь Валерий Киселев, играющий на кларнете. Музыкант демонстрирует не только завидную виртуозность, но и глубоко современное музыкальное мышление, что ставит его сегодня вне конкуренции среди наших джазовых кларнетистов.
Если мы вправе говорить о самобытности советского джаза, то прежде всего благодаря таким музыкантам, как Герман Лукьянов и его партнеры по «Кадансу».
А. Колосов


Добавить в корзину:

  • Автор: Каданс
  • ISBN: С60-28295
  • Год выпуска: 1989
  • Артикул: 33556
  • Вес доставки: 250гр
  • Бренд: Мелодия


Те, кто купил этот товар, также покупают: