Искатели приключений. Анатолий Бабий

Искатели приключений. Анатолий Бабий
Увеличить картинку

Цена: 300p.

Искатели приключений. Анатолий Бабий

Альбом: 1 пласт.
Размер: 12" (гигант)
Запись: 1990 г.
Тип записи: стерео
Оборотов в мин.: 33
Состояние (диск/конверт): очень хорошее/ очень хорошее
Производство: Россия
Фирма: Мелодия

Сторона 1
Позолоченный век (А. Бабий) — 4.38
Голубая луна (Р. Роджерс — А. Бабий) — 3.21
Блюз тетушек Хэггерс (У. Хэнди — А. Бабий) — 3.15
Банановые острова (А. Бабий) — 4.21
Звезды над Алабамой (Ф. Перкинс) — 6.28

Сторона 2
Семь дней августа — 5.37
Одиночество — 2.40
Искатели приключений — 5.08
Басетта — 5.23
(А. Бабий)

Незнакомец на берегу (А. Билк — А. Бабий) — 3.47

А. Бабий, контрабас, контрабас-пикколо, ритм-компьютер
Звукорежиссер А. Самовер.
Редактор Ю. Потеенко.
Художник Е, Родина.
Фото Ю. Родина

Хотите викторину?
С чего начинается джаз? Кто из молодых и образованных, те тут же подбросят — с импровизации. И в чем-то будут правы. Кто постарше и кто уже сам, как говорится, джаза попробовал, тот уверенно скажет; ритм — основа всему, свинг, без свинга нет джаза, как говорится, it don't mean a thing, if it ain't got that swing. И тоже вроде верно. Если, конечно, забыть, что свинговать нынче обучают чуть ли не любого в Америке, и что не всякая импровизация рождает джаз, и что никогда не разберешь, то ли это впрямь сию секунду придумано, то ли дурят нашего брата и было это все втихаря заучено или уж просто в пальцы въелось. А вообще-то какая нам разница, если хорошо?
А вот то, что мы своего любимого артиста в джазе узнаем с полузвука, то есть еще до ощущения свинга и тем более до восприятия и осознания импровизации — вот что интересно! О самом первом джазмене Бадди Болдене мы знаем только, что его трубу было слышно за целую милю, больше музыковеды ничего не помнят. А разве Армстронг для нас начался не с его непревзойденной хрипоты? Разве Ходжес, Хоукинс и Янг, вплоть до Колтрейна и Коулмена — это не саунд прежде всего?
Но не соблазнимся модным теперь экстремизмом и не станем утверждать, что иоанново евангелие джазмена должно начинаться словами «В начале был звук», хотя, согласитесь, в этой догадке что-то есть. Ну хотя бы путь к пониманию некоторых (скажем так) джазовых явлений. В частности, здесь, мне кажется, ключ к искусству Анатолия Бабия. Ибо, именно благодаря его уникальному саунду, мы никогда не спутаем его ни с кем. И вторая пластинка музыканта подтверждает это.
Бас в джазе — в отличие от трубы или сакса — инструмент совсем не революционный, или, как теперь бы сказали, не перестроечный. Басисты предпочитают тихо эволюционировать. Никого не удивляет, что у тенористов, например, десятки теорий об амбушюре, постановке, о тростях и мундштуках. Можно понять пианистов, занятых поисками индивидуального туше, и оправдать тех из них, кто переходит порой на фендер-пиано или даже на вибрафон в погоне за более совершенной атакой звука. Вот и Бабий, решивший выступать соло, — уже одно это сразу выделило его среди других басистое — обязан был решать проблемы артикуляции. Его коллеги — исполнители на инструментах, кокетливо называемых щипковыми, — хорошо знают, что значит ограничить себя почти исключительно способом пиццикато, то есть одними этими самыми щипками. Поневоле придется разнообразить щипки всевозможными приемами, каждый из которых, конечно же, имеет свое научное название, всякие там, дай Бог памяти, глиссандо, портаменто, легато, стаккато, портато и что-то еще. Бабий может при случае хвастнуть терминологией, но главное — этой наукой неподражаемо владеют его пальцы.
Поэтому стоит вслушаться, как «говорит» контрабас Бабия в «Одиночестве» или в «Звездах над Алабамой», дать себя увлечь ритмам «Банановых островов» или «Искателей приключений», а не мелочно следить за соблюдением всех тональных отклонений в известных классических темах, за точностью ладовых модуляций и в прищур не присматривать за контрастной сменой ключевых знаков от пьесы к пьесе. Те же, кто не найдет в себе силы последовать моему совету, утешатся прилипчивыми мелодиями из «Семи дней» или авантюрным жанром ренессансных тьенто, воскрешаемым, как мне показалось, в «Голубой луне», а то и брызгами тяжелого металла в «Басетте».
Последняя вещь на втором диске Бабия — «Незнакомец на берегу» Билка. И что-то останется неразгаданным в музыканте, заканчивающем свою пластинку остинатным мотивом из классической мелодии, постепенно угасающей, уходящей, покидающей и нас и незнакомца с контрабасом на незнакомом берегу.
Алексей Баташев

Добавить в корзину:

  • Автор: Анатолий Бабий
  • ISBN: С60-31031
  • Год выпуска: 1990
  • Артикул: 35179
  • Вес доставки: 250гр
  • Бренд: Мелодия