Владимир Яхонтов - Читает Владимир Яхонтов. Пластинка I. В. Маяковский

Владимир Яхонтов - Читает Владимир Яхонтов. Пластинка I. В. Маяковский
Увеличить картинку

Цена: 300p.

Владимир Яхонтов - Читает Владимир Яхонтов. Пластинка I. В. Маяковский

Альбом: 1 пластинка
Размер: 12" (гигант)
Запись: г.
Тип записи: моно
Оборотов в мин.: 33
Состояние (диск/конверт): очень хорошее / очень хорошее
Производство: Россия
Фирма: Мелодия

ПЛАСТИНКА I
1-я сторона
В. Маяковский
ВО ВЕСЬ ГОЛОС
ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ ЛЕНИН фрагменты поэмы:
«Слова у нас до важного самого...»
«Если бы выставить в музее...»
СТИХИ О СОВЕТСКОМ ПАСПОРТЕ

2-я сторона
В. Маяковский
РАЗГОВОР НА ОДЕССКОМ РЕЙДЕ ДЕСАНТНЫХ СУДОВ «СОВЕТСКИЙ ДАГЕСТАН» И «КРАСНАЯ АБХАЗИЯ»
НАШЕМУ ЮНОШЕСТВУ
ШЕСТЬ МОНАХИНЬ
МЕЛКАЯ ФИЛОСОФИЯ НА ГЛУБОКИХ МЕСТАХ
ТОВАРИЩУ НЕТТЕ — ПАРОХОДУ И ЧЕЛОВЕКУ

Составитель О. М. Итина
Архивная запись


Русская литература!.. Какое это глубокое, обширное и вдохновляющее понятие! Читать и читать русскую литературу, знать ее, помнить интонации авторов и тончайшие оттенки их многоголосой и разнообразной речи.
Достанет ли на мой век трех-четырех десятков лет, чтобы усвоить богатства русской литературы и вынести их на сцену?..
Проверить на голос, на сердце, на мысль, сделать выводы — вот основное, главное, без чего не проживешь ни сегодня, ни завтра.
О, русская литература! Я преклоняюсь пред тобой.
ЯХОНТОВ

Творчество Владимира Яхонтова (1899—1945) — величайшее явление нашего искусства, нашей культуры. Артист-трибун, артист-поэт, публицист, автор «художественных докладов», глубокий и тонкий лирик, артист-философ и социолог — такие определения в равной степени характеризуют творчество этого удивительного художника, отражают попытку пишущих и говорящих о нем найти зерно его творчества, наметить контуры.
Все определения верны, но, даже взятые вместе, они не дают полного представления об уникальном явлении, имя которому — Владимир Яхонтов.
По словам Ираклия Андроникова, Яхонтов «…пришел на эстраду как публицист, агитатор, пришел, чтобы «нести книгу в массы», и с первых шагов до конца утверждал в искусстве волновавшие его темы огромного политического значения. Это был актер, рожденный революцией, смелый, дерзающий, охваченный вдохновением строительства нового мира, пламенными идеями ленинизма, актер в высшей степени современный, блистательный советский актер. Темы его выступлений у многих на памяти — Ленин, первые пятилетки, этапы истории партии, Великая Отечественная война. В совокупности они составляли духовную биографию нашего современника и вместе с тем благородную биографию самого Яхонтова, для которого гражданская тема была его личной темой. И наряду с этим — Пушкин, русская классика, Маяковский, без которых немыслима духовная жизнь поколений, воспитанных революцией.
…Яхонтов доказал, что право исследовать, сопоставлять, анализировать, делать открытия и утверждать собственный взгляд на литературу принадлежит не только критику и ученому, но и художнику-исполнителю».
У истоков творчества Яхонтова стояли два поэта — Пушкин н Маяковский. «К Пушкину, — писал Яхонтов в своей книге «Театр одного актера», — я шел как бы в глубину лет, шел в девятнадцатый век, а потом, приблизившись к нему, посмотрев ему в глаза, где-то там прочтя его стихи, я возвращался с поэтом обратно, к нам, в двадцатый век. И я знал, что вот именно такой Пушкин нужен нам. А за Маяковским не нужно было уходить в глубь веков, он был весь в двадцатом — наш современник. Учиться понимать Маяковского мне было незачем. В своей биографии поэт сказал, что у него не было вопроса «принимать или не принимать революцию. Моя революция!» Так и у меня не было вопроса принимать или не принимать Маяковского. Революция — моя! Маяковский — мой!»
Пушкину и Маяковскому Яхонтов посвятил многие свои программы. Стихи Пушкина и Маяковского встречаются во многих его композициях, словно эти поэты помогали ему осмысливать разные времена и события. Артист смело «монтировал» страницы книг Ленина со стихами Маяковского, лирические стихи Пушкина — с военными документами… «Нашедши монтаж», он стал, по собственным словам, «хозяином своего репертуара… смог свободно строить тематические программы политического содержания… большие полотна, актуальные, созвучные времени. Я создавал как бы новое произведение на свои голос, в полном соответствии с моим замыслом, я нашел драматургию своего жанра».
Сейчас, когда публицистика на литературной эстраде занимает большое место, и на суд публики исполнители выносят монтажи из писем и статей общественных деятелей, людей литературы и искусства, необходимо вспомнить, что «права гражданства» документа на эстраде утвердил Яхонтов — первооткрыватель литературной композиции, как он позднее стал называть свои программы.
«Искусство композиции подразумевает в известной степени метод мышления (выделено мной — О. И.), — говорил Яхонтов, — а его нет — это будет компиляция».
Искусство Яхонтова чрезвычайно многогранно и многопланово. Он соединил в своем творчестве и классическое искусство чтеца, основанное на максимальном сближении исполнителя с автором, и театр одного актера — новый жанр, им созданный, потребовавший новой исполнительской техники (совмещения в одной программе актерского и чтецкого искусства) и нового вида литературы, в основу которой легли его знаменитые композиции.
Яхонтов был автором и исполнителем своих композиций, в которые он включал стихи Пушкина, Маяковского, Лермонтова и читал их так, что ему не было и нет равных. В небольших дошедших до нас фрагментах программ он поражает полнозвучностью стиха, умением раскрыть его богатство не только через точный подтекст, но и через фактуру звучания каждого слова. Он владел «стихией стиха», абсолютным слухом, ощущая его тональность, его ритмическую и мелодическую структуру. Звучание стиха было для него тем основным ключом к исполнению, который давал ему виртуозное владение этой трудно достижимой для всех артистов областью. Яхонтов был в ней полновластным хозяином. Елизавета Лойтер, пианистка, сопровождавшая выступления Яхонтова, вспоминала слова артиста: «Речь должна звучать как стихи». Этой своей заповеди он был верен всегда. Вместе со своим другом, спутником, режиссером Е. Е. Поповой Яхонтов добивался «вокальности» исполнения стихов и считал ее «высшим рубежом в искусстве художественного чтения».
Как поражает, например, музыкальное решение в отрывках из поэмы «Владимир Ильич Ленин». С первых же звуков голоса слышна определяющая тональность, не заслоняющая, но обнажающая сокровенные глубины смысла. И Маяковский приобретает удивляющую своей глубиной новизну звучания, неожиданную, ранящую, потрясающую. И печалится, и радуется, и озорничает, и насмешничает Яхонтов — все в музыкальной стихии, все при помощи точно найденного музыкального рисунка, в точно услышанной тональности, ритме, регистре.
«Все: и манера исполнения, основанная на внимании к слову, и строгий ритм, и особое музыкальное постижение слова, логическая выразительность фразы, богатство и своеобразие интонаций, невозмутимый покой, сочетавшийся с благородным пафосом, голос, блистательную мощь которого Яхонтов использовал редко, но зато уж так применял к делу, что воспоминание об этом «форте» и до сих пор вызывает сладостное волнение, — все это великолепие средств нужно было ему для того только, чтобы сделать литературу слышимой, зримой, чтобы окрылить мысль, воплотить большой замысел, держать перед аудиторией трех-четырехчасовую речь, полную публицистического огня и высокой поэзии, или сыграть увлекательный и острый спектакль» (И. Андроников).
Всего несколько фрагментов литературных композиций Яхонтова сохранили нам магнитофонные ленты. Но как по отдельной детали можно представить величие исчезнувшего памятника, так по этим фрагментам можно ощутить неповторимость искусства Яхонтова, понять, почему никто, кроме него самого, не мог и не сможет достойно воплотить в звуке его композиции. Напечатанные, они как бы лишаются своего жизненного импульса. Насыщение сложных внутренних переходов глубочайшим смыслом, умной эмоцией, оправдание «швов» между частями — все это было по плечу лишь самому Яхонтову.
Как лаконичны выразительные средства Яхонтова во фрагментах композиции «Пушкин», и все же какое глубокое создается впечатление… Равнодушные, окаменелые, казенные фразы Бенкендорфа, и рядом — живой, легкий, изящный, ироничный и даже в столь официальном письме свободный стиль Пушкина. Чуть заметное изменение тембра: какой-то серый скрежещющий Бенкендорфа и… почти звонкий, светящийся, даже здесь, в казенной бумаге, — Пушкина. Драматургия, борьба — бесспорны.
В «Сцене на площади в Москве» из «Бориса Годунова» Яхонтов обозначает характеры скупыми локальными красками-звуками. Каждый имеет как бы свою музыкальную тему, тональность, регистр. Тревожно-настораживающе звучат слова народа. Тембр шелестящий, вызывающий ощущение ропота. Ремарки как аккорды, переводящие в новую тональность… Наивный, беспомощный теноровый голос юродивого, как речитатив в музыкальной партии, приковывает к себе странностью звучания. Ответ Бориса неожидан своей минорной тональностью, глубиной и звучностью низких нот, обреченностью. Философски-этическая концепция артиста выражается в музыкальном решении, неотрывном от образно-смыслового: «Нельзя молиться за царя Ирода — богородица не велит».
Сцена эта рядом с письмами 1826 года, после знаменательных декабрьских дней 1825 года, приобретает не только драматический, бунтарский характер. Слушая композиции Яхонтова, мы приобщаемся к его методу мышления, постигаем его, напряженно думая вместе с артистом, сопоставляя, слушая людей, обстоятельства, историю.
И еще многое, очень многое выражено мелодично и просто прекрасным и чутким инструментом — голосом Владимира Яхонтова.
Пушкин («Евгений Онегин»), Лермонтов («Маскарад»), Грибоедов («Горе от ума») — какое богатство поэтических голосов. Чуткость к стилю поэта всегда бывает камертоном в чтении Яхонтова. Не случайно артист говорил о себе, что он — поэт с чужими словами. Действительно, чтение Яхонтова более всего приближается к чтению поэтов. Его безукоризненный слух на стихи, удивительная мелодичность, чувство фразы, слова, звука, ощущение ритма всего произведения, строфы, строки — все это лежит перед нами как драгоценны!! Клад, скрытый в его записях. Все это богатство ждет своих внимательных и благодарных слушателей, готовых вновь и вновь обращаться к искусству этого удивительного поэта звучащего слова.
Сохранившиеся записи Яхонтова — «разрозненные страницы огромного труда—подвига всей его творческой жизни» (И. Андроников) . Мы предлагаем вниманию слушателей почти все, что хранится в Доме звукозаписи, фонотеке Всесоюзной студии фирмы «Мелодия» и Московском Пушкинском музее. Несмотря на техническое несовершенство многих фонограмм, которые даже после тщательной реставрации оставляют желать лучшего, на неровность исполнительскую, мы думаем, что для всех, кому дорого искусство звучащего слова, каждая строчка, произнесенная Яхонтовым, представляет огромную ценность.
Чем больше лет отделяет нас от концертов Владимира Яхонтова, тем более необходимым, современным ощущаем мы его искусство. Так бывает с художниками большого таланта, опередившими в творческих поисках свое время.
О. М. Итина

Добавить в корзину:

  • Автор: Владимир Яхонтов
  • ISBN: М40-39425
  • Год выпуска: 1977
  • Артикул: 39909
  • Вес доставки: 300гр
  • Бренд: Мелодия