Д. Бортнянский. Сын-соперник. Опера в трех действиях

Д. Бортнянский. Сын-соперник. Опера в трех действиях
Увеличить картинку

Цена: 600p.

Д. Бортнянский (1751 — 1825). Сын-соперник. Опера в трех действиях

Альбом: 2 пластинки (альбомный формат)
Размер: 12" (гигант)
Запись: 1987 г.
Тип записи: стерео
Оборотов в мин.: 33
Состояние (диск/конверт): очень хорошее/хорошее
Производство: Россия
Фирма: Мелодия

Редакция Б. Доброхотова и Г. Киркора
Русское либретто Т. Щепкиной-Куперник
Сценическая редакция М. Дотлибова

Сторона 1 — 25.20
Увертюра
ДЕЙСТВИЕ I
1. Ариозо Саншетты и хор
2. Песенка Доктора
3. Песенка Саншетты
4. Романс (Леонора, Альбертина, Саншетта)

Сторона 2 — 26.17
5. Каватина дона Карлоса
6. Финал (Доктор, Саншетта, дон Карлос. дон Рамиро, дон Педро, Альбертина, Леонора)

ДЕЙСТВИЕ II
7. Ариозо дона Карлоса
8. Речитатив дона Карлоса
9. Ария дона Педро

Сторона 3 — 24.58
10. Ария Леоноры
11. Песенка Альбертины
12. Песенка Саншетты
13. Финал (хор, дон Рамиро, дон Карлос, дон Педро, Леонора, Доктор, Саншетта, Альбертина)

ДЕЙСТВИЕ III
14. Колыбельная (хор, Доктор)
Сторона 4 — 24.45
15. Ариозо дона Карлоса
16. Ария Доктора
17. Терцет (Доктор, Леонора, дон Карлос)
18. Интермеццо
19. Дуэт (Доктор, Леонора)
20. Ария дона Педро
21. Терцет (дон Карлос, дон Педро, Леонора)
22. Финал (хор)

Действующие лица и исполнители
Леонора — Лидия Черных, сопрано
Саншетта — Ирина Пьянова, сопрано
Альбертина — Елена Свечникова, меццо-сопрано
Дон Карлос — Анатолий Мищевский, тенор
Дон Педро — Олег Кленов, баритон
Дон Рамиро — Виталий Темичев, баритон
Доктор — Владимир Материн, бас
ГОСУДАРСТВЕННАЯ РЕСПУБЛИКАНСКАЯ АКАДЕМИЧЕСКАЯ РУССКАЯ ХОРОВАЯ КАПЕЛЛА ИМЕНИ А. ЮРЛОВА
Художественный руководитель Станислав Гусев
Хормейстер Розалия Перегудова
АКАДЕМИЧЕСКИЙ СИМФОНИЧЕСКИЙ ОРКЕСТР МОСКОВСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ФИЛАРМОНИИ
Дирижер МИХАИЛ ЮРОВСКИЙ
Звукорежиссер Ю. Гриц. Редактор Л. Абелян

На лицевой стороне конверта:
Неизвестный художник. Село Надеждино. Имение А. Б. Куракина
На развороте альбома: В. Боровиковский. Портрет Д. Бортнянского

Когда обращаешься к искусству России XVIII века, перед нашим мысленным взором сразу встают творения Рокотова, Левицкого, Боровиковского в живописи, Мартоса, Козловского, Пименова в скульптуре, Казакова, Воронихина, Захарова в архитектуре. В музыке той поры одно из крупнейших мест занимает Дмитрий Степанович Бортнянский.
Родился он в 1751 году на Украине в городе Глухове. С раннего детства пел в церковном хоре, семи лет был привезен в Петербург и определен певчим в придворный хор, где отличился своей музыкальной одаренностью и привлек внимание работавшего в то время в России итальянского композитора Бальдассаро Галуппи, после чего попал в Италию, где прожил десять лет.
В Италии Бортнянский создал свои первые оперы «Креонт», «Алкид» и «Квинт Фабий». Эти оперы написаны в жанре опе-ры-сериа. В них имеются великолепные арии и развернутые речитативы. Сюжеты всех опер взяты из античности и древней истории. Эти произведения с успехом ставились на сценах театров Италии. В 1779 году Бортнянского вызвали в Россию и назначили Придворным музыкантом. Он приблизился к так называемому «Малому двору» наследника Павла Петровича, будущего императора Павла I.
При Малом дворе собралось общество любителей театра и музыки, которое начало ставить спектакли для увеселения наследника и его супруги. Учитывая запросы, возможности и интересы этого любительского кружка, а также то, что разговорным языком там был французский, Бортнянский вновь обратился к опере и написал три «французские оперы»: «Празднество сеньора», «Сокол» и «Сын-соперник». В отличие от ранее созданных в Италии опер, эти три сочинения написаны в жанре французской комической оперы с разговорными диалогами.
Последняя опера «Сын-соперник», самая зрелая по своей музыкальной драматургии, венчает весь оперный путь Бортнянского.
Сохранились воспоминания участника этого любительского кружка И. М. Долгорукого, которые довольно подробно описывают историю постановки последней оперы Бортнянского. Долгорукий рассказал, как автор либретто всех созданных в России опер Бортнянского, библиотекарь и чтец Павла Петровича Франц Лафермьер в 1787 году написал либретто новой оперы «Сын-соперник»: «он выбрал предмет из истории Дон Карлоса. Костюмы и вкус представления заимствовал с испанского». В этих воспоминаниях сказано, что в представлении участвовало всего двенадцать человек, из чего можно сделать вывод, что при наличии девяти сольных партий номера, имеющие пометку «хор», исполнялись только тремя оставшимися членами кружка. Долгорукий рассказывал, что он не знал нот и все свои партии «вытверживал», только многократно прослушав исполнение их скрипачом. «Сын-соперник» был поставлен в Павловске 11 октября 1787 года. «Опера Дон Карлоса произвела на театре особенное действие — не могла не понравиться всем: великолепие декораций, богатство костюмов, превосходная музыка, заманчивый склад интриги в опере, все пленяло и взор, и слух, и чувства зрителей», — писал Долгорукий.
После первых представлений опера более чем на полтораста лет была забыта.
Спустя два года после окончания Великой Отечественной войны Государственный центральный музей музыкальной культуры решил, по настоянию академика Б. В. Асафьева, обратиться к этой опере, восстановить ее и показать слушателям. Время в нашей стране было трудным, и тем более неожиданным казался выбор этой оперы, лирически-пасторальной по своему слуху.
Времени на подготовку нотного материала было мало, а трудностей опера ставила много. Помнится, что я и мой соавтор Георгий Васильевич Киркор работали над партитурой со страшным увлечением. Мы писали до сорока страниц партитуры ежедневно. Ко мне приходил дирижер спектакля Н. П. Аносов и сразу играл по партитуре на фортепиано всю музыку, отмечая при этом отдельные описки в партиях духовых инструментов. А пока мы трудились над партитурой, жена Киркора Ирина Николаевна Иордан (праправнучка знаменитого гравера Ф. И. Иордана) делала клавир оперы. Редакция партитуры ставила ряд задач. Например, в наше время обычно употребляются валторны в строфе «фа», а партии валторн в этой опере написаны для инструментов разных строев. Как поступить — перевести все в строй «фа» или изменить партии? Аносов тогда сказал нам: «Основная задача у нас сделать произведение, звучащее во всех своих частях, а перевод валторн из других строев в строй «фа» вызовет местами чрезмерно высокое их звучание, что сразу разобьет общую звучность. Необходимо в таких случаях местами переводить партию октавой ниже или использовать различные обращения гармонии». Эту мысль одобрил и Б. В. Асафьев. Следуя этим советам, мы сделали всю партитуру.
Возникли сомнения относительно номеров, обозначенных Бортнянским как хор. Они изложены трехголосно, что вызвало сомнение — как будет звучать эта музыка? Обратились за советом к А. В. Свешникову и В. Г. Соколову — эти крупные хормейстеры также выразили сомнение относительно данных номеров и предложили изменить их фактуру — ввести четырехголосие. Но когда я обратился к Б. В. Асафьеву, он сказал: «Бортнянский такой замечательный мастер, что у него все всегда чудесно звучит. Поэтому советую не изменять эти номера и прослушать их в живом звучании». Действительно, прослушав эти хоры в исполнении вокального трио, я убедился в правоте Асафьева: все звучало полно и прекрасно.
Либретто оперы написано на французском языке, все разговорные диалоги, проходящие между номерами, утрачены. Нужно было создать новое либретто на русском языке. Решили обратиться к крупнейшему специалисту по театру той поры заслуженному деятелю искусств Татьяне Львовне Щепкиной-Ку-перник, внучке великого актера М. С. Щепкина. Я и Г. В. Киркор пришли на Тверской бульвар, в дом, в котором ранее жила великая актриса М. Н. Ермолова и где проживала Татьяна Львовна. Мы рассказали ей о нашей работе, предложили восстановить текст, но всю интригу изложить только в музыкальных номерах. Ведь для концертного исполнения разговорные сцены только затянули бы действие этой трехактной опер
Татьяна Львовна просмотрела французский текст оперы, минутку подумала, села за пишущую машинку и сразу стала печатать стихотворный перевод. Дело шло молниеносно. В опере имеются два персонажа, функция которых не ясна (Уголино и Карильо). Татьяна Львовна написала текст к их ариям, но затем решила просто изъять их, оставить вместо девяти действующих лиц только семь.
Примерно через неделю либретто было передано нам. Я и Киркор стали подтекстовывать его в переписанную нами партитуру. Местами текста явно не хватало, и тогда мы делали повторы, местами нарушалась эквиритмика, но это тогда не смущало нас. Наконец работа над партитурой и новым текстом была закончена, и 7 июня 1947 года опера Бортнянского «Сын-соперник» после длительного забвения прозвучала в Историческом концерте Музея музыкальной культуры в Малом зале Московской консерватории. Исполняли ее солисты Московской филармонии, оркестр Большого театра и дирижер Н. П. Аносов. Опера имела большой успех, но, к сожалению, в этом конце она прозвучала не полностью.
В 1986 году в Зале имени П. И. Чайковского солистами камерного музыкального театра и театра имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, капеллой имени Юрлова и оркестром Московской филармонии под руководством дирижера М. Юровского опера «Сын-соперник» была вновь исполнена, на этот раз уже полностью. Успех был громадный. После каждого номера раздавались нескончаемые аплодисменты.
Музыка оперы чарующе прелестна. Она сразу переносит слушателей в русский XVIII век, в период усадебного музицирования. Музыка «Сына-соперника», несмотря на общеевропейский музыкальный язык, по духу глубоко русская и этим привлекает сердца слушателей.
Радостно, что двухсотлетие со дня первой постановки «Сына-соперника» отмечается выпуском альбома грампластинок оперы. Это лучшая дань памяти выдающегося композитора.
Б. Доброхотов


КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ
Действие первое. Доктор и служанка Саншетта руководят подготовкой к свадьбе старинного друга Доктора — пожилого дворянина дона Педро и молоденькой хозяйки Саншетты - доньи Леоноры. Однако Саншетте невесело. Она знает, что Леонора выходит замуж, лишь исполняя волю покойного отца; ее сердце отдано сыну дона Педро — дону Карлосу. Доктор мечтает выдать замуж за дона Карлоса свою племянницу Альбертину. После ухода Доктора в сад спускаются Леонора и Альбертина. Саншетта сообщает девушкам, что Доктор и дон Педро ждут их в доме к ужину, и обещает дождаться в саду возлюбленного Альбертины дона Рамиро, который каждый вечер появляется здесь. Благодарная Альбертина дает Саншетте накинуть свой платок, чтобы она не замерзла холодной ночью. Девушки уходят. Слышны шаги, но вместо ожидаемого дона Рамиро появляется дон Карлос, томимый безнадежной любовью к невесте своего отца. Выглянувший в сад Доктор принимает Саншетту в платке Альбертины за свою племянницу и решает, что она вышла на свидание к дону Карлосу. Он доволен, что его надежды начинают сбываться, но для приличия начинает ворчать на молодых людей. Саншетта, дон Карлос и появившийся дон Рамиро пытаются объяснить ему ошибку. Входят дон Педро, Леонора и Альбертина. Дон Педро и Доктор представляют Альбертине Карлоса, как ее жениха. Леонора в отчаянии, но Карлос и Саншетта сообщают, что Доктор обознался и что Рамиро и Альбертина любят друг друга. Все поздравляют жениха и невесту.

Действие второе. Дон Карлос жестоко страдает — ведь любовь, которую он питает к невесте отца, преступна. Появившийся дон Педро участливо расспрашивает сына о причине его печали. Он считает, что Карлос любит Альбертину и предлагает с помощью Доктора расстроить ее помолвку с Рамиро, но Карлос решительно возражает. Леонора видит, как удаляются спорящие Карлос и дон Педро. Ее сердце разрывается между любовью и чувством долга, и она решает пожертвовать любовью.
Альбертина счастлива в ожидании свадьбы с Рамиро. Однако Доктор сообщает, что дон Педро просил его расторгнуть помолвку и выдать Альбертину за Карлоса. Альбертина в ужасе. Но вновь появившийся Доктор говорит, что Карлос решительно отказывается жениться на Альбертине и препятствовать счастью своего друга Рамиро.
Входят остальные персонажи и гости. Доктор приглашает всех в дом для свершения брачного обряда. Дон Карлос внезапно падает без чувств. Собравшиеся в отчаянии, но Доктор заявляет, что Карлос будет жить.

Действие третье. Дона Карлоса укладывают в постель, и Доктор просит гостей спеть ему колыбельную. Юноша приходит в себя. Доктор проверяет ему пульс, который при появлении Леооноры внезапно начинает бешено биться. Доктор наконец все понимает и открывает пришедшему дону Педро тайну Карлоса и Леоноры. Для старого кабальеро это тяжелый удар, но он великодушно отказывается от Леоноры и благословляет молодых. Хор поздравляет новобрачных.

Добавить в корзину: