Внимание Уважаемые клиенты приносим свои извинения, но с 9 августа по 19 августа весь коллектив нашего магазина будет в отпуске. Заказы можно будет оформлять, но они будут выполнены после 19 августа. Надеемся на ваше понимание.

Искусство Андреса Сеговии (2 пластинки)

Искусство Андреса Сеговии (2 пластинки)
Увеличить картинку

Цена: 750p.

Искусство Андреса Сеговии

Альбом: 2 пластинки (альбомный формат)
Размер: 12" (гигант)
Запись: 1927-1939 гг.
Тип записи: моно
Оборотов в мин.: 33
Состояние (диск/конверт): очень хорошее/очень хорошее
Производство: Россия
Фирма: Мелодия

Сторона 1
И. С. Бах (1685—1750) — А. Сеговия (р. 1893) Gavotte из Партиты № 3 для скрипки соло, BWV 1006 — 2.46
Courante из Сюиты № 3 для виолончели соло, BWV 1009 — 2.42

И. С. Бах — М. Понсе (1882—1948)
Prelude из Сюиты № 1 для виолончели соло,
BWV 1007 — 2.08

И. С. Бах — А. Сеговия
Prelude до минор из «Клавирной книжечки Вильгельма Фридемана Баха»,
BWV 999 № 3 — 3.14
Allemande из Сюиты для лютни ми минор, BWV 996
Фуга из Сонаты № 1 для скрипки соло, BWV 1001 —4.16

М. Понсе
Сюита ля мажор «В стиле С. Л. Вайса» — 14.52
1. Prelude 2. Gigue 3. Sarabande 4. Gavotte
Записи 1927 (1, 2), "1928 (4—6), 1930 (7), 1935 (3) годов

Сторона 2
Ф. Сор (1778—1839)
Тема с вариациями, соч. 9 — 3.27

Р. де Визе (ок. 1650 — ок. 1725)
Sarabande. Bourree. Menuet — 6.01

И. Я. Фробергер (1616—1667)
Gigue

Ф. Морено Торроба (р. 1891)
Allegretto из Сонатины ля мажор — 3.17

Ф. Мендельсон (1809—1847) — А. Сеговия
Канцонетта из Квартета № 1 ми-бемоль мажор,
соч. 12 — 4.10

Х.Малатс (1872—1912)
Серенада — 3.43

Ф. Таррега (1854—1909)
Воспоминание об Альгамбре, этюд тремоло — 3.17
Этюд ля мажор — 2.02

М. Кастельнуово-Тедеско (1895—1968)
Vivo ed energico из Сонаты «Посвящение Боккерини» — 3.36
Записи 1927 (1, 4, 7), 1930 (6), 1935 (8), 1936 (5, 9), 1939 (2, 3) годов

Сторона 3
И. Альбенис (1860—1909)
Гранада (№ 1 из «Испанской сюиты») — 4.19
Севилья (№ 3 из «Испанской сюиты») — 4.16

Ф. Морено Торроба (р. 1891)
Фандангильо (из «Кастильской сюиты») — 1.51
Прелюдия — 1.53
Ноктюрн — 3.05

X. Турина (1882—1949) Фандангильо — 3.54
Э. Гранадос (1867—1916)
Испанский танец соль мажор, соч. 37 № 10 — 4.10
Испанский танец ми минор, соч. 37 № 5 — 4.18
Записи 1927 (6), 1928 (3, 4), 1930 (5), 1939 (1, 2, 7, 8) годов

Сторона 4
М. Понсе (1882—1948)
Соната № 3, первая часть — 4.24
Песня, вторая часть из Сонаты № 3 — 5.36
Постлюдия Мазурка — 3.26

М. Понсе — А. Сеговия
Маленький вальс — 2.44

М. Понсе
Folies d'Espagne, тема, вариации и фуга — 14.36
Записи 1930 (1—3, 6), 1935 (4, 5) годов
Реставрация 1979 года. Изготовлено по лицензии фирмы EMI Records, Великобритания. Реставраторы: Кит Хардунк и Эдуард Фаулер

«Паганини гитары> называет критика испанского гитариста Андреса Сеговию. Мадридская академия изящных искусств Сан-Фернандо, членами которой гордится не только Испания (достаточно назвать имя Гойи), присвоила Сеговии звание академика. Так была оценена деятельность музыканта, поднявшего гитарное искусство на уровень, ранее никем не достигнутый. Именно он придал возрождению гитары, начатому на рубеже XIX—XX веков Франсиско Таррегой, поистине международный размах.
Андрее Сеговия Торрес родился 21 февраля 1893 года в г. Линаресе, на юге Испании. Его детские и юношеские годы прошли в Гранаде, одном из самых прекрасных городов страны, древней мавританской столице. Когда много лет спустя Сеговию спросили, в каком возрасте он начал играть на гитаре, он ответил: «До того, как я родился». В этих словах, помимо свойственного артисту остроумия, заключен и большой смысл: такой гитарист не мог бы родиться вне Испании, потому что именно здесь гитара родилась и стала любимейшим инструментом испанского народа. Андрее Сеговия, в сущности, не имел специальных учителей и всем, чего достиг, обязан своему таланту и трудолюбию, фанатической преданности инструменту. Подлинной школой для него стало искусство народных гитаристов, которые обладали бесценным даром выражать шестью струнами душу народа. Неизгладимое впечатление произвела на мальчика первая встреча с музыкой Тарреги. «Мне, — вспоминает Сеговия, — хотелось плакать, смеяться, я готов был целовать руки человека, способного извлекать из гитары такие прекрасные звуки.
Первый успех молодого музыканта связан с Севильей, где он выступил в пятнадцати концертах. В конце 1909 года он впервые играл в Гранаде, Но подлинно историческим событием для самого Сеговии и для гитары стало выступление в Барселоне в 1916 году. Музыкант отважился играть в огромном, вмещающем более тысячи человек, зале Палау, хотя здесь никогда не звучала гитара, даже гитара знаменитого Мигеля Льобета. «Звук этого поэтичнейшего инструмента, — утверждал Льобет, — очарователен в небольших залах, но в зале, подобном Палау, звук гитары, я боюсь, не будет слышен». Однако, вопреки мнению Льобета, Сеговия был твердо убежден в способности гитары заполнять своим звучанием большие концертные залы. Именно это свойство его инструмента позднее отметил Игорь Стравинский. «Ваша гитара, — сказал он, обращаясь к Сеговии, — звучит тихо, но далеко». Успех выступления Сеговии превзошел все ожидания. Так было завоевано право на большие концертные залы.
20-е годы — начало мирового признания Андреса Сеговии. Художественная глубина интерпретации, поразительное проникновение в авторский замысел позволяли критикам разных стран ставить имя испанского гитариста в один ряд с именами всемирно прославленных музыкантов: виолончелиста Пабло Казальса, скрипача Фрица Крейслера, пианиста Артура Шнабеля.
Яркая страница творческой биографии Андреса Сеговии — его концерты в Советском Союзе, где он впервые гастролировал в 1926 году, вызвав огромный интерес среди слушателей. «Трудно себе представить, — писал А. В. Луначарский, — такое полное преодоление границ инструмента, и притом не путем искусственного формирования его, а путем необыкновенного умения извлечь из него все таящиеся в нем и до сих пор неизвестные возможности — в соединении с замечательным артистическим вкусом и высокой музыкальностью». Подразумевая под понятием «виртуоз» артиста, обладающего мощной силой воздействия на слушателей, Луначарский назвал Сеговию «единственным виртуозом». Через год испанский артист снова приехал в СССР, и снова его концерты сопровождались огромным успехом.
Именно в 1927 году были сделаны первые записи игры Сеговии. И вот теперь, спустя более полувека, мы слышим на этих пластинках «голос» знаменитой гитары мастера Мануэля Рамиреса, производивший такое неизгладимое впечатление. Мы слышим звучание именно тех сочинений, которые совершили переворот в представлениях о гитаре.
Но Сеговия никогда не стал бы той выдающейся личностью, сыгравшей историческую роль в утверждении гитары как солирующего инструмента, если бы ограничился исполнительской деятельностью. Достойное место гитаре среди других инструментов мог обеспечить лишь высокохудожественный репертуар, и в его создании значительную роль сыграли транскрипции Сеговии. Выбирая сочинения для транскрипций, он обнаружил редкую художественную интуицию. Скрипичные, виолончельные, фортепианные и лютневые пьесы звучат в его исполнении так, словно специально написаны для гитары.
Альбом «Искусство Сеговии» открывается записями сочинений Баха. Бах и гитара! Такое сопоставление вызвало удивление и настороженность. Но транскрипции, сделанные Сеговией, обнаружили глубокое проникновение в само мышление великого немецкого композитора, под пальцами гитариста рельефно раскрылся баховский стиль, полифоническое богатство его музыки. Профессор Московской консерватории К.Н. Игумнов говорил своим ученикам: «Послушайте Сеговию, и вам станет намного яснее, как исполнять Баха».
Известно, что, для какого бы инструмента ни писал испанский композитор, в сердце у него всегда была гитара. Подтверждение тому — творчество Исаака Альбениса, который так тонко воссоздавал на фортепиано звучание гитары, что многие ошибочно полагают, будто он сочинял специально для нее. Таковы его пьесы «Гранада» и «Севилья» — шедевры исполнительского искусства Сеговии. Альбенис не только нежно любил гитару, но и прекрасно играл на ней. Работая над фортепианной пьесой «Гранада», он писал: «Я ищу сейчас золотые россыпи народного искусства, и это наполняет меня таким чувством, словно я касаюсь струн гитары».
К лучшим исполнительским достижениям Сеговии следует отнести и «Испанские танцы» (№ 5 и 10) Энрике Гранадоса. О глубоком постижении Сеговией различных стилей свидетельствуют записи Сарабанды, Бурре и Менуэта из Сюиты ре минор Робера де Визе (в оригинале написаны для пятиструнной гитары), Жиги Иоганна Якоба Фробергера (оригинал для клавира), Канцонетты Мендельсона из струнного квартета № 1, соч. 12.
В альбом вошли и оригинальные сочинения композиторов-гитаристов: Тема с вариациями, соч. 9 Фернандо Сора, два этюда Франсиско Тарреги. Уникальность альбома «Искусство Сеговии» состоит в том, что он запечатлел как бы рождение современного гитарного искусства — записи первых сочинений, созданных композиторами разных стран под магическим воздействием игры Сеговии. Но этим не ограничивалось участие музыканта в создании современного гитарного репертуара. Большинство композиторов, за исключением Вила Лобоса, сами не владели гитарой, и Сеговия считал своим долгом «переводить» их музыку на язык гитары. Весьма плодотворным оказалось творческое содружество гитариста с известным испанским композитором Федерико Морено Торробой. «Более сорока лет, — писал Торроба, — меня связывает личная и творческая дружба с Андресом Сеговией. Для Сеговии я создал около пятидесяти сочинений, которые он записал на пластинки». Гитарные сочинения Торробы вдохновлены испанской народной музыкой, фольклором различных областей Испании, особенно Кастилии. Об этом свидетельствует одна из лучших пьес композитора — Фандангильо из «Кастильской сюиты». Помимо нее в альбом вошли Аллегретто из Сонатины ля мажор, Прелюдия и Ноктюрн.
Ряд сочинений посвятил Сеговии выдающийся испанский композитор Хоакин Турина: среди них Севильяна, Соната, Рафага, Фандангильо. В последней пьесе композитор широко использует красочное богатство гитарных приемов. Важнейшее выразительное средство здесь — тембровый колорит: это и кристально чистое звучание флажолетов, и приглушенное pizzicato, и яркий штрих rasgueado (игра аккордами, широко применяемая в испанском народном музицировании). Из многочисленных гитарных сочинений итальянского композитора Марио Кастельнуово-Тедеско в альбом включен финал сонаты «Посвящение Боккерини».
Широко представлены на этих пластинках сочинения крупнейшего мексиканского композитора Мануэля Понсе, внесшего значительный вклад в создание современного гитарного репертуара. «Во всей огромной географии моих путешествий, ¦— вспоминал Сеговия, — я встретил лишь двух-трех человек, которые могли бы сравниться с Понсе душевным благородством». Этим свойством проникнута и гитарная музыка Понсе, неразрывно связанная с мексиканским фольклором. Широко известны его «Южный концерт» для гитары с оркестром, Мексиканская соната, Соната № 3. Вторая часть Сонаты — «Песня» — маленький шедевр, раскрывающий огромный потенциал звуковых и тембровых возможностей гитары.
Сюиту ля мажор Понсе, включенную в альбом, долгое время считали сочинением лютниста Сильвиуса Леопольда Вайса (1686—1750), друга Баха. Эта сюита раскрывает еще одну грань таланта Понсе — его виртуозное владение искусством стилизации.
Завершает альбом одно из самых значительных сочинений современной гитарной литературы — «Folies d'Espagne» (тема, вариации и фуга) Понсе. В связи с техническим несовершенством записи из 20 вариаций на пластинке представлены 10 в следующем порядке: 2, 3, 8, 4, 5, 9, 10, 7, 12, 20.
Значительная часть репертуара Андреса Сеговии записана на многочисленных грампластинках. И все же особое место среди них принадлежит ранним записям, которые и составили основу выпускаемого альбома. Это издание дает возможность оценить тот уникальный вклад, который внес Андрее Сеговия в развитие современного гитарного искусства.
М. Вайсборд

Добавить в корзину:

  • Автор: Андрес Сеговия
  • ISBN: М10-44879
  • Артикул: 35148
  • Вес доставки: 600гр
  • Бренд: Мелодия