Иванушка- дурачок

Иванушка- дурачок
Увеличить картинку

Цена: 740p.

МОСКОВСКИЙ КАМЕРНЫЙ ДЖАЗ-АНСАМБЛЬ «КАДАНС», рук Герман Лукьянов. «Иванушка- дурачок»:

Альбом: 1 пласт.
Запись: 1981 г.
Тип записи: стерео
Оборотов в мин.: 33
Состояние (диск/конверт): очень хорошее/очень хорошее
Производство: Россия
Фирма: Мелодия

Сторона 1
Найма (Дж. Колтрейн) 6.56
Иванушка-дурачок (Г. Лукьянов) 6.41
Звуки памяти (F. Лукьянов) 5.27

Сторона 2
Весенняя песня (Г. Лукьянов) 7.27
Белая ворона (Г. Лукьянов) 5.19
Ветер с моря (Г. Лукьянов) 5.02

Долгоиграющая пластинка «Иванушка-дурачок» — первая, записанная ансамблем «Каданс» во Всесоюзной студии грамзаписи,— дает возможность любителям джаза познакомиться с творчеством одного из самых известных советских джазовых музыкантов — композитором, трубачом и пианистом Германом Лукьяновым. Еще в начале 60-х годов, на первых наших джазовых фестивалях, недавно окончивший Московскую консерваторию по классу композиции А. И. Хачатуряна, он привлек всеобщее внимание не только как солист-импровизатор, но и как руководитель ряда оригинальных и по составу, и по характеру музыки джазовых ансамблей.
В январе 1978 года в Росконцерте по инициативе Германа Лукьянова был создан Камерный джазовый ансамбль — сокращенно «Каданс». На состоявшемся через полгода VI Московском фестивале джазовой музыки он выступил с программой, которая сразу же выдвинула его — как, впрочем, и все предыдущие ансамбли, которыми руководил Лукьянов,— в число ведущих советских коллективов, работающих в области современного импровизационного джаза. В 1980 году состоялось «боевое крещение» «Каданса» на одном из самых представительных зарубежных джазовых фестивалей - варшавском «Джаз-джембори». Особенно тепло отзывалась критика о выступлении ансамбля в Кракове. А еще через год «Каданс» демонстрировал свою программу на фестивале в венгерском городе Секешфехервар.
Музыка «Каданса» — это джаз, хотя еще не так давно (скажем, лет десять-пятнадцать назад) некоторые полагали, что композиции Лукьянова с их прозрачной, графичной фактурой, строгой конструктивностью формы, суховатыми мелодическими линиями, непривычными гармоническими «смещениями», классически сдержанной манерой звукоизвлечения выходят за пределы джазовой музыки.
Но вот прошло время, и все становится на свои места. «Каданс», так и не соблазнившийся очередными музыкальными модами, оказывается в основном русле современного джаза — «мэйнстриме», а за непривычностью музыкального языка просматриваются традиции русской народной и симфонической музыки (например, Стравинского периода «Свадебки»), При этом музыка «Каданса» несет на себе печать яркой творческой индивидуальности своего руководителя — тот, кто хоть раз слышал Германа Лукьянова (как и вообще любого крупного джазового музыканта), никогда не спутает его с другим исполнителем. Во всем, что делает Лукьянов, видны и композитор и джазовый импровизатор: с одной стороны, темы его композиций — всегда «яркие поводы для импровизации» (как выразился однажды А. Эшпай), а с другой — сами импровизации всегда строятся по законам композиторской .техники как развитие и продолжение музыкальных образов темы. Поэтому иногда пропорции «композиторских» и «исполнительских» средств в «Кадансе» как бы меняются местами. «Каданс» это, в сущности, «мини-биг-бэнд» со своим подразделением на секции (два саксофона, два медных инструмента или такое редкое сочетание, как три флейты плюс ритм-группа). Импровизации участников «Каданса» редко бывают просто монологами, но почти всегда заполняют запланированное автором «пространство» в общей схеме композиции — соло звучат на фоне подголосков, риффов (остинато), контрапунктов, «сдерживаются» написанными вставками, интерлюдиями и т. п. Однако это не означает, что таким образом ограничивается творческая инициатива членов ансамбля. Напротив, именно в коллективе под управлением Лукьянова в значительной мере смогли раскрыться их собственные творческие возможности. Михаил Окунь и Николай Панов, например, начинали свой путь в джазе как ученики Лукьянова (кстати, талантливого педагога — автора цикла учебно-методических сочинений для джазовых импровизаторов). Михаил Окунь — импульсивный, порывистый пианист-импровизатор — в ансамбле проявляет себя и как зрелый, тактичный аккомпаниатор; его порой неожиданные иронические аккордовые «сдвиги» во многом определяют характерную для «Каданса» пластичную политональную фактуру.
Трудно переоценить также роль, которую играет в ансамбле Николай Панов (тенор и сопрано саксофон, флейта). Импровизатор экспрессивно-интеллектуального склада, эрудированный музыкант, тонко чувствующий стилистику различных направлений джаза, Н. Панов в последнее время часто выступает и как аранжировщик.
Юрий Юренков впервые обратил на себя внимание музыкантов и любителей джаза именно как солист «Каданса». Его живописно-эмоциональные соло (на альт саксофоне и особенно на флейте) отличаются своеобразной подвижной, как бы разговорной .интонацией — творчески переосмысленным Юренковым приемом, позаимствованным из арсенала негритянского музыканта Орнетта Коулмэна.
Контрабасист Михаил Смола и ударник Валерий Каплун создают упругую ритмическую поддержку, при этом соло Валерия Каплуна всегда соответствуют общему характеру композиции.
Баллада «Найма» была сочинена и исполнена в 50-х годах выдающимся негритянским саксофонистом Джоном Колтрейном. В версии, предложенной «Кадансом», вместо ударной установки мы слышим дуэт контрабаса и африканского барабана, на котором Валерий Каплун играет руками, вместо звонкого тромбона — мягкий тембр эуфониума-баритона (Б. Рукинглуз). Приглушенную, будто подернутую пеленой времени музыку прорезают «всплески звуков» в духе Колтрейна (Н. Панов — на тенор саксофоне). В каком-то смысле и лиричная «Найма» тоже «звуки памяти», на этот раз — памяти Джона Колтрейна.
«Иванушка-дурачок» — новая редакция одной из самых популярных еще в 60-е годы пьес Германа Лукьянова. Это. своеобразная славянская трансформация классической джазовой формы, восходящей к негритянской народной песне — блюзу. Здесь по-русски начинает звучать все: и вступительный наигрыш цугфлейты на фоне экзотической африканской сансы (металлической трещотки), и переменный размер в заключительном разделе темы, и подголоски в кульминационном тутти (как в диксиленде— «кто в лес, кто по дрова»), и острый конфликт соло и сопровождения. Г. Лукьянов и Ю. Юренков импровизируют на фоне упрямо плясовых риффов, перекликающихся с самыми современными танцевальными ритмами, и затем передают слово В. Каплуну...
Композиция «Звуки памяти», посвященная памяти Д. Д. Шостаковича, отличается развитой полифонией, массивным «оркестровым» звучанием (к четырем духовым инструментам присоединяется контрабас, играющий смычком). Соло Лукьянова (альтгорн — этот инструмент руководитель «Каданса», кажется, впервые вводит в наш джазовый обиход) и Панова, разделенные многоголосным эпизодом, в чем-то неуловимо напоминают музыку Шостаковича.и создают атмосферу сурового напряженного раздумья. Особенно эффектна кода, построенная на нисходящей до глубоких басов и прорезающей общую ансамблевую звучность фигуре рояля — словно ощущение тяжелой утраты растворяется в глубинах памяти...
«Весенняя песня» — пьеса, вполне традиционная и по составу исполнителей (квинтет с флюгельгорном и тенор саксофоном), и по своему ритмическому характеру, и по форме. В сложных политональных построениях солистов — Михаила Окуня, Германа Лукьянова и Николая Панова — рельефно проступают очертания краткой, как бы выведенной единым росчерком пера темы.
По метким, образным названиям, которые дает Герман Лукьянов своим композициям, всегда можно очень живо представить себе характер музыкального образа. Вот, например, «Белая ворона». Исполняется эта пьеса секстетом. Юренков и Панов играют на флейтах обычных, автор — на «белой вороне», цугфлейте — странной помеси флейты и ...тромбона. Как мастерски владеет Лукьянов этим по природе своей эксцентричным инструментом, какую богатую гамму смысловых оттенков удается ему извлечь из него!
Композиция «Ветер с моря» исполняется всем ансамблем. Ее отличительные черты — неустойчивый размер, изломанная, угловатая мелодика, острые диссонирующие созвучия, в которых использованы почти практически все 12 звуков хроматической гаммы,— рождают эффект изменчивости (тональной неустойчивости), звукового шквала — что ж, от ветра с моря всегда ждут перемен. Свое темпераментное соло В. Каплун заканчивает «мелодией» темы, сыгранной ...на барабанах, после которой следует «вихревой» ансамблевый эпизод, переходящий в мощный октавный унисон. Равновесие восстановлено...
Пластинка «Иванушка-дурачок» перед вами. Думается, без нее сегодня трудно представить дискографию советского джаза — как нельзя представить себе сегодня советскую джазовую сцену без Московского камерного джаз-ансамбля «Каданса» и его руководителя — Германа Лукьянова.
Дмитрий Ухов


Добавить в корзину:

  • Автор: Московский камерный джаз-ансамбль «Каданс»
  • ISBN: С60-17435
  • Год выпуска: 1982
  • Артикул: 34233
  • Вес доставки: 250гр
  • Бренд: Мелодия


Те, кто купил этот товар, также покупают: